Договор по газу с европой

Пакетное соглашение России с Украиной решит проблему газа для Европы

Договор по газу с европой

Последнее предложение главы компании «Газпром» Алексея Миллера по решению российско-украинской газовой проблемы будет услышано в Киеве – считает независимый эксперт по постсоветскому пространству Андрей Суздальцев.

Россия готова договариваться с Украиной по газу

Напомним, что президент РФ Владимир Путин провел публичную встречу с главой «Газпрома», на которой Миллер озвучил позицию своей компании по всем основным проблемам российской газовой политики. Естественно, Алексей Борисович затронул и проблему транзита российского газа через территорию Украины, которая в настоящее время осложнена сомнительной позицией Киева.

Дело в том, что соглашение о транзите российского газа через территорию Украины прекратится с 1 января 2020 года, после чего в этом вопросе создастся правовой вакуум – с одной стороны, Киев из-за обязательств по Третьему энергопакету не сможет прекратить транзит российского газа через свою территорию, а с другой – без актуального договора это будет сделать чрезвычайно сложно.

Кроме того, на этот вопрос влияет и неконструктивная позиция руководства украинской компании «Нафтогаз», которое преследует свой меркантильный интерес и доводит ситуацию до абсурда. Впрочем, в последнее время между Москвой и Киевом появилось так называемое «окно возможностей», связанное с субботним российско-украинским обменом удерживаемыми лицами по принципу 35 на 35.

Что касается украинского транзита, то Миллер связал этот вопрос с заключением договора между Россией и Украиной на поставку российского газа в эту страну, благодаря которому цена сырья для конечного потребителя уменьшится где-то на четверть.

Миллер вообще считает, что это основополагающий вопрос в газовом споре между Россией и Украиной, поскольку он покажет, какие газотранспортные мощности компания «Газпром» должна будет гарантировать для подачи газа на украинский рынок.

«Российские власти сегодня ищут любые варианты для того, чтобы снизить градус противостояния и напряженности, которое сейчас имеет место в политико-экономическом противостоянии между Россией и Украиной», — заключает Суздальцев.

Как замечает эксперт, эффективная политика Москвы создала надежду, что в ближайшее время можно будет «разрулить» хотя бы часть проблем, которые сложились в отношениях с Украиной за последние годы, включая и такую сложную тематику, как транзит газа.

«Проблем в российско-украинских отношениях чрезвычайно много, что беспокоит российскую сторону, причем газовый вопрос здесь один из самых главных. Мы пытаемся выйти на новое транзитное соглашение, несмотря на то, что заканчиваем строительство проекта «Северный поток-2», хотя существует несколько версий, когда данный газопровод будет окончательно запущен Россией», — констатирует Суздальцев.

Еще, по мнению Суздальцева, не надо забывать про логику украинской стороны, которая воспринимает наше предложение по газу, как пример того, что Россия проваливается с «Северным потоком-2», хотя отсрочка здесь возможна, максимум, на полгода.

Россия готова пойти здесь на пакетное соглашение с Украиной

«России, конечно, все равно на эти интерпретации Украины, поскольку «Газпрому», в любой случае, надо иметь транзитный договор с Украиной, чтобы обеспечить выполнение своих соглашений на поставку газа с государствами Евросоюза», — резюмирует Суздальцев.

Здесь существует множество причин, включая и безопасность поставок, поскольку задачей «Северного потока-2» является не увод газового транзита от Украины, а создание альтернативы этой стране, чтобы у Киева не было возможностей политизировать данную тему.

«Также не надо забывать про то, что европейцы пытаются сегодня ограничить поставки газа через «Северный поток-2» по примеру того, что случилось с первым «Северным потоком» и применением против него норм Третьего энергопакета», — заключает Суздальцев.

https://www.youtube.com/watch?v=yFRuMQ4AJCs

Есть здесь и сопутствующие проблемы – например, на украинском направлении висят Молдавия и Приднестровье, причем Россия на прошлой неделе заключила соглашение по поставкам газа и накопившемуся долгу с молдавским президентом Игорем Додоном.

«В общем, заинтересованность здесь у России присутствует, а украинцы пытаются на нас повлиять с помощью данного вопроса. Впрочем, такое соглашение с Украиной подразумевает и решение судебных трений, связанных со Стокгольмом», — резюмирует Суздальцев.

Позиция «Газпрома» по второму решению Стокгольмского арбитража, который присудил российской компании штраф в 4,6 млрд долларов, сжегший долг Украины за газ в более чем 2 млрд долларов и сформировавший «задолженность» 2,56 млрд, однозначна – данный вопрос может быть разрешен только путем большого пакетного соглашения между российской и украинской сторонами.

И этот пункт вызывает внутриполитические трения на Украине, поскольку любое соглашение между Россией и Украиной по долгу ударит по позициям руководства компании «Нафтогаз», выписавшего себе необоснованные премии за этот сомнительный инцидент.

«Надо здесь понимать, что и у Украины сложная ситуация, ведь если не будет транзита газа, не будет газа и в этой стране, поскольку в такой ситуации не будет и реверса, который представляет собой перепродажу европейцами российского газа», — констатирует Суздальцев.

Все это говорит о том, что в данной истории должно быть найдено какое-то решение.

Дмитрий Сикорский

Источник: https://rueconomics.ru/408688-paketnoe-soglashenie-rossii-s-ukrainoi-reshit-problemu-gaza-dlya-evropy

Европа

Договор по газу с европой

Основными задачами ПАО «Газпром» на европейском рынке являются сохранение лидирующих позиций, обеспечение надежного газоснабжения, а также повышение эффективности сбытовой деятельности.

Европейские страны более 50 лет являются важнейшими потребителями российского газа.

«Газпром» является крупнейшим экспортером газа на рынок Европы.

В 2018 году Группа «Газпром» реализовала в страны дальнего зарубежья 243,3 млрд куб. м газа (включает как экспорт газа из Российской Федерации, так и продажу объемов газа, приобретенных Группой за пределами РФ). При этом чистая выручка от продажи (за вычетом акциза и таможенных пошлин) составила 2 951,2 млрд руб.

Экспорт газа из Российской Федерации в дальнее зарубежье достиг в 2018 году рекордного объема — 201,9 млрд куб. м газа (по контрактам ООО «Газпром экспорт» и Gazprom Schweiz AG). Это на 3,8% или на 7,5 млрд куб. м больше, чем в 2017 году.

«Газпром» в качестве основы своей деятельности на европейском газовом рынке использует долгосрочные контракты с нефтепродуктовой привязкой и условием — «бери-или-плати». Используются также новые формы торговли на основе краткосрочных и среднесрочных продаж, а также разменных операций и разовых сделок.

Единый экспортный канал

Основополагающим элементом экспортной стратегии «Газпрома» является система единого экспортного канала.

Согласно российскому закону об экспорте газа, «Газпрому» предоставлено исключительное право на экспорт газа по газопроводам.

Закон позволяет проводить скоординированную производственную и маркетинговую политику и является дополнительной юридической гарантией надежности экспорта российского газа.

Система долгосрочных контрактов

«Газпром» экспортирует газ в страны Центральной и Западной Европы преимущественно в рамках долгосрочных контрактов сроком до 25 лет, заключенных, как правило, на базе межправительственных соглашений.

Долгосрочные контракты с нефтепродуктовой привязкой и условием «бери-или-плати» являются основой стабильности и надежности поставок газа.

Только такие контракты могут обеспечить производителю и экспортеру гарантию окупаемости многомиллиардных капиталовложений, необходимых для реализации крупных газовых экспортных проектов, а импортеру — гарантию надежного и бесперебойного газоснабжения в течение длительного периода времени.

На сегодняшний день портфель подписанных долгосрочных контрактов «Газпрома» обеспечивает на уровне минимальных обязательств сбыт 4 трлн куб. м газа в страны дальнего зарубежья на период до окончания срока действия контрактов.

Среди основных особенностей долгосрочных контрактов можно выделить следующие:

  • формула цены, которая учитывает изменение цен на нефтепродукты за предшествующие 6–9 месяцев;
  • условия, препятствующие одностороннему прекращению контрактов, за исключением случаев продолжительных форс-мажорных обстоятельств;
  • условия «бери или плати», распространяющиеся на значительный договорной объем, которые предусматривают, что покупатель оплачивает невыбранные за год объемы и впоследствии может отобрать их с соответствующей доплатой после поставки минимальных годовых объемов, предусмотренных контрактами в соответствующем году.

Долгосрочные контракты по существу являются сервисными контрактами, которые предоставляют покупателю суточную гибкость, неравномерность поставок по году и обязательства со стороны продавца по восполнению покупателю в последующем объемов, ранее оплаченных им в рамках условий «бери или плати». Кроме того, долгосрочные контракты предоставляют покупателям гарантию поставок газа на значительный период. Спотовый газ является, по сути, совершенно иным продуктом, и прямое сопоставление контрактных и спотовых цен является неправомерным.

При этом контракты, имеющие нефтепродуктовую индексацию, сохраняют свою актуальность. Нефтяная индексация представляет собой незаменимый инструмент долгосрочного бизнес-планирования, который отвечает интересам покупателя и продавца газа.

Он обеспечивает непрерывность и устойчивость инвестиционного цикла в отрасли по всей вертикали ― от скважины до конечного потребителя. Использование нефтепродуктовой индексации апробировано многолетней историей развития мирового газового рынка и применяется и другими крупными экспортерами.

В современных условиях нефтепродукты в газовой формуле играют роль универсального дефлятора. Их наличие не позволяет цене газа оторваться от цен других сырьевых товаров.

Средняя цена реализации газа в дальнее зарубежье (за вычетом НДС, включая акциз и таможенные пошлины)

  За год, закончившийся 31 декабря 2014 2016 2016 2017 2018
руб./1000 куб. м13 487,215 057,311 763,311 670,515 499,5
долл.**/1000 куб. м349,4245,6176,0200,2246,4
евро**/1000 куб. м264,5221,5159,0176,8209,1

* Данные не являются частью финансовой отчетности и рассчитаны по обменному курсу на конец соответствующего периода.

Европейский рынок газа

Динамика поставок российского газа на европейский рынок зависит от ряда факторов, в том числе темпов экономического роста, динамики собственной добычи газа, конъюнктуры цен на другие энергоносители — особенно в электроэнергетике — и стоимости газа на других мировых рынках.

Реализация природного газа Группой «Газпром» в 2018 году в страны дальнего зарубежья (млрд куб. м)

Страна Объемы*
По контрактам ООО «Газпром экспорт» и GAZPROM Schweiz AG 
Австрия12,3
Бельгия1,8
Болгария3,2
Босния и Герцеговина0,2
Великобритания14,3
Венгрия7,7
Германия58,5
Греция3,3
Дания1,7
Италия22,8
Македония0,3
Нидерланды7,9
Польша9,9
Румыния1,3
Сербия2,1
Словакия5,1
Словения0,5
Турция24,0
Финляндия2,6
Франция12,9
Хорватия2,8
Чехия6,5
Швейцария0,4
Всего201,9
Прочие продажи Группы «Газпром»**41,4
Всего243,3

* Согласно управленческой отчетности ООО «Газпром экспорт». Округление — до десятых долей.

** Трейдинговые операции и реализация газа конечным потребителям с учетом СПГ.

Повышение надежности поставок газа в Европу

«Газпромом» реализуется комплекс мер по повышению надежности поставок газа европейским потребителям, предусматривающий систематическую работу по контрактации газотранспортных мощностей, оптимизации и перераспределению заказанных мощностей, осуществлению разменных операций, минимизации последствий остановок работы газопроводов и других нештатных ситуаций.

С целью повышения надежности поставок «Газпром» стал инициатором реализации новых газотранспортных проектов «Северный поток», «Северный поток — 2» и «Турецкий поток».

«Северный поток» — первый в истории газопровод, напрямую соединивший газотранспортные системы России и Европы, — выведен на проектную мощность в 2012 году. «Северный поток — 2» будет введен в эксплуатацию до конца 2019 года.

«Турецкий поток» — новый экспортный газопровод из России в Турцию через Черное море. Первая нитка газопровода предназначена для поставок газа турецким потребителям, вторая — для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы. Строительство «Турецкого потока» началось в 2017 году. Ввод газопровода в эксплуатацию запланирован на конец 2019 года.

Использование подземных хранилищ газа (ПХГ) на территории европейских стран также позволяет значительно повысить надежность экспортных поставок и обеспечить увеличение объема продаж российского газа.

Источник: https://www.gazprom.ru/about/marketing/europe/

Газпром как инструмент геополитики: последствия для Европы и Украины

Договор по газу с европой

Вашингтонский аналитический центр «Атлантический совет» cобрал в понедельник, 6 мая, ряд экспертов для обсуждения политического влияния российской нефтегазовой компании «Газпром». Особую обеспокоенность у экспертов вызывает зависимость Европы от российского газа и судьба Украины в случае потери последней транзитного российского газа, что может случиться уже в 2020 году.

Экономист и эксперт «Атлантического cовета» Андерс Ослунд (Anders Åslund, Atlantic Council), отмечает, что назначение президентом Владимиром Путиным в 2001 году новым главой «Газпрома» Алексея Миллера было изначально воспринято многими как позитивный шаг как в самой России, так и на Западе. После подписания Владимиром Путиным закона о либерализации ценных бумаг «Газпрома» в 2006 году, через два года компания достигла рыночной стоимости в рекордные 369 млрд долларов, напоминает Андерс Ослунд.

«После этого я не могу ничего положительного сказать про “Газпром”. Стоимость акций сегодня составляет чуть менее 60 млрд долларов, но при этом Алексей Миллер по-прежнему остается генеральным директором, хотя под его руководством компания потеряла в цене 310 млрд долларов», – отмечает Андерс Ослунд, добавив, что такая потеря капитала для любой компании является экстраординарной.

По мнению эксперта, глава «Газпрома» сохраняет должность, так как «остается абсолютно лояльным Владимиру Путину».

«Это главное требование к тому, кто руководит крупной государственной корпорацией в России. Во-вторых, он следит за тем, чтобы деньги распределялись правильным людям, – говорит Андерс Ослунд. – И, в-третьих, “Газпром” служит геополитическим целям».

«“Газпром” давно стал инструментом Кремля и его энергетической дипломатии, или же энергетического оружия», – отмечает Агния Григас (Agnia Grigas), также экперт «Атлантического совета».

По словам Григас, «Газпром» предоставлял предпочтительные газовые месторождения многим европейским энергетическим компаниям для построения отношений со странами Западной Европы, включая Германию и ее бывшего канцлера Герхарда Шрёдера.

Экс-канцлер Германии после ухода со своей должности занимал различные посты в структурах, связанных с «Газпромом», а на сегодняшний день он является еще и председателем Совета директоров нефтегазовой компании «Роснефть».

Как отмечают эксперты, Шрёдер во многом содействовал строительству первой ветки принадлежащего «Газпрому» газопровода «Северный поток», а также активно лоббировал и строительство второй ветки – «Северный поток-2», против которого, опасаясь слишком сильной зависимости от российского газа, выступают многие страны Европейского союза, особенно балтийские государства, Польша и Украина.

Использует Россия «Газпром» и для наказания менее сговорчивых стран, напоминает Агния Григас, о чем свидетельствует отключение газа Украине в 2006 и 2009 годах.

Использование же российского газа в геополитических целях также, по словам эксперта, демонстрирует заключение таких сделок, как заключенный в 2010 году договор о продлении срока пребывания Черноморского флота России в Крыму в обмен на газовые скидки Украине.

Лучше всего использование «Газпрома» в геополитических целях, как отмечает Григас, может быть охарактеризовано словами президента Путина, который еще в 2003 году назвал этот концерн «мощным политическим и экономическим рычагом влияния на остальной мир».

В комментарии Русской службе «Голоса Америки» Агния Григас также отметила, что страны Западной Европы менее обеспокоены политическим влиянием «Газпрома», так как эти страны не сталкивались напрямую с негативными последствиями действий «Газпрома». Играет роль и то, что Германия после завершения строительства «Северного потока-2» хочет стать центром распределения газа в Европе.

«Во время отключения газа Украине в 2009 году, например, именно Польша понесла жертвы среди гражданского населения, когда более десяти человек замерзли той зимой», – напоминает Агния Григас, которая также выразила обеспокоенность зависимостью Европы от российского газа. Вместе с тем, отмечает она, Европа сегодня все-таки имеет возможности для диверсификации источников поставок газа, в том числе благодаря импорту СПГ из США, Катара или же стран Восточного Средиземноморья.

«Каким бы злом кто-то ни считал “Газпром”, зависимость Европы по сравнению с нынешней не возрастет», – считает Ричард Берт (Richard Burt), бывший посол США в Германии, а ныне партнер консалтинговой компании McLarty Associates, которая представляет интересы пяти компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2».

Как считает Ричард Берт, спрос на газ в Европе значительно вырос и в последующие двадцать лет будет остро ощущаться его недостаток.

Учитывая то количество газа, которое будет необходимо Европе, доля российского натурального газа даже с учетом поставок через трубопровод «Северный поток-2», будет составлять не более 40%, утверждает Ричард Берт, что по его мнению, меняет геополитические расчеты.

«Те люди, которые говорят, и, к сожалению, президент Трамп – один из них, что, например, Германия получает 70 процентов своей энергии за счет российского природного газа – неправы.

Сегодня, с точки зрения общих энергетических потребностей Германии, она получает около 9 процентов своей энергии за счет российского природного газа», – говорит Ричард Берт, который также считает, что Россия зависит от Европы как от рынка сбыта своего газа больше, чем Европа от России.

«Россия с экономикой, растущей на уровне менее 1 процента ВВП в год, которая не смогла диверсифицировать свою экономику, гораздо больше зависит от продажи природного газа и нефти в Европу, чем Европа от России, учитывая возможности поставок газа из различных стран», – считает партнер McLarty Associates.

Одной из проблем, по мнению многих экспертов, остается то, что если финансируемый «Газпромом» трубопровод «Северный поток-2» будет достроен (завершение строительства планируется к 2020 году), российский газ пойдет в обход Украины, что лишит страну транзитных доходов – около 2-3 млрд долларов в год, что составляет существенную часть украинских бюджетных поступлений. С 2015 года Украина не закупает газ из России, только пропуская его через свою территорию для поставок в страны Европы, однако она закупает этот же газ обратно из таких стран, как Словакия, Венгрия и Польша.

На сегодняшний день украинская государственная нефтегазовая компания «Нафтогаз» и «Газпром» имеют договор о транзите газа через Украину, срок которого истекает в конце 2019 года. На данный момент ситуация с продлением новых договоренностей о транзите российского газа через Украину остается нерешенной.

«Нафтогаз» и «Газпром» имеют целый ряд разногласий по условиям контрактов между сторонами, которые на протяжении нескольких лет решаются в международных арбитражный судах. По последнему решению арбитражного суда в Стокгольме, «Газпром» должен выплатить Украине более 2,5 млрд. долларов из-за меньшего количества объема поставок газа, чем было предусмотрено контрактом.

О том, будет ли заключен новый транзитный контракт между «Нафтогазом» и «Газпромом», что будет в случае отсутствия нового договора и готовится ли Украина к тому, что российский газ пойдет в обход страны по «Северному потоку-2», в комментарии Русской службе «Голоса Америки» ответил Юрий Витренко (Yuriy Vitrenko), исполнительный директор «Нафтогаза» Украины.

«На данный момент переговоры о новом транзитном договоре не идут. Во-первых, эти переговоры трехсторонние – с участием Европейской комиссии. Во-вторых, позиция “Газпрома” заключается в том, что они будут готовы проводить переговоры только в том случае, если “Нафтогаз” добровольно откажется от получения денег по решению Cтокгольмского арбитража.

Это на сегодняшний день около 2,8 млрд долларов. Также, “Газпром” готов проводить переговоры только о продолжении текущего контракта, но это не устраивает ни нас, ни европейцев, потому, что нынешние контракты не соответствуют европейским правилам.

Также, как считает “Газпром”, контракт не содержит гарантий по объемам, но с нашей точки зрения, гарантии по объемам имеются», – говорит Юрий Витренко.

По словам исполнительного директора «Нафтогаза», в том случае, если новый договор не будет заключен, украинская сторона уже подала новый иск в арбитражный суд с требованием компенсации, в том числе «обесценения украинской газотранспортной системы» в случае отсутствия транзита после 2019 года.

«Мы будем требовать от “Газпрома” – у нас имеютcя юридические основания – по текущему контракту советующую компенсацию», – говорит Юрий Витренко.

Также, основываясь на европейском законодательстве о защите конкуренции, Украина собирается оказать давление на “Газпром” и добиваться получения доступа независимыми компаниями, добывающими газ в России или в странах Средней Азии, к российскому газу на границе с Украиной, и возможности его дальнейшего использования для транзита через украинскую ГТС.

В том, что касается того, как Украина готовится к возможному отсутствию транзита российского газа через свою территорию и имеются ли в Украине запасы газа на экстренные случаи, Юрий Витренко отметил следующее: «К сожалению, могу честно сказать, что мы пока не совсем к этому готовы.

Во многом, в связи с тем, что европейская сторона нас заверяла в том, что новый контракт будет достигнут. Но пока это иллюзия, поэтому мы сейчас начинаем серьезно готовиться к возможности отсутствия нового транзитного контракта.

При этом нам нужно участие европейской стороны, так как украинская газотранспортная система соединена с европейской – с системами таких стран, как Словакия, Венгрия и Польша. Т.е. нам нужно готовиться вместе», – отмечает Юрий Витренко.

Однако, на сегодняшний день в Украине имеются газовые резервы.

«У нас имеется достаточно большой объем газовых резервов, но если не будет транзита через территорию Украины в следующем году, то нам нужно его увеличить. Нам также будет необходимо ставить всю систему в реверс – сейчас газ идет с востока на запад, но нужно будет сделать так, чтобы весь газ в системе шел с запада на восток.

В этом случае часть мощностей, например из Венгрии и из Польши, может быть недоступна, поэтому нам нужно иметь больше газовых резервов. Для того, чтобы пройти зиму в условиях без транзита, нам необходимо иметь больше газовых резервов приблизительно на 3 млрд кубов.

У нас есть соответствующий план как это сделать», – говорит Юрий Витренко.

Источник: https://www.golos-ameriki.ru/a/jegisman-on-gazprom/4911978.html

Источник: ЕС обсудит с Россией и Украиной контракт на транзит газа на 10 лет

Договор по газу с европой

БРЮССЕЛЬ, 1 августа. /ТАСС/ Еврокомиссия предложила России и Украине заключить транзитный газовый контракт на 10 лет с начала 2020 года, это предложение будет обсуждаться на трехсторонних министерских переговорах, которые ЕК предложила провести 16 сентября. Об этом сообщил в четверг ТАСС дипломатический источник в Брюсселе.

31 декабря 2019 года истекает срок действия десятилетнего газового контракта между «Газпромом» и «Нафтогазом», и к этому же моменту планируется запуск «Северного потока — 2», который качественно снизит зависимость России от украинского маршрута.

«Замглавы Еврокомиссии по делам Энергосоюза Марош Шефчович на прошлой неделе направил в Москву и Киев письма с предложениями провести в Брюсселе 16 сентября трехсторонние министерские переговоры по условия транзита и поставок газа через Украину с 1 января 2020 года. Официально дата еще не утверждена, но обе стороны уже заявили о принципиальном согласии провести переговоры», — заявил он.

В то же время, по его словам, если участники встречи с российской и европейской стороны уже определены — это глава Минэнерго РФ Александр Новак и Шефчович, то вопрос о делегации Украины пока остается открытым, учитывая формирование нового правительства после парламентских выборов в этой стране. Ранее в консультациях со стороны Украины участвовал глава МИД Павел Климкин.

10 и 1 год транзита

«Главной темой трехсторонних переговоров станет предложение Еврокомиссии подписать газовый контракт на 10 лет с начала 2020 года, — заявил он. — Это предложение было озвучено на предыдущей встрече — в январе в Брюсселе, и у сторон было достаточно времени, чтобы его обдумать. В данном случае приоритетом является предсказуемость условий поставок и транзита для всех игроков».

Ранее Новак сообщил, что Россия предложила Украине продлить на год действующий контракт на транзит газа, который истекает 31 декабря 2019 года.

Он также отметил, что Россия будет готова вести трехсторонние консультации, когда будут избрано новое правительство на Украине и появятся конкретные договаривающиеся лица.

Министр подчеркнул, что любые возможные корректировки параметров контракта — это предмет переговоров коммерческих компаний — «Газпрома» и «Нафтогаза».

Еврокомиссия сдает позиции

Предложив в случае с украинским транзитом контракт на 10 лет, Еврокомиссия отошла от своих базовых позиций в газовой сфере.

Ранее, в том числе в ходе антимонопольного расследования против «Газпрома» (2011-2018 годов), завершившегося мировым соглашением, Еврокомиссия, в частности, высказывала претензии к практике долгосрочных контрактов на поставки газа, которые якобы принудительно привязывают европейские компании — потребители к российскому поставщику. Однако в украинском сценарии, ЕК развернулась на 180 градусов и начала защищать принцип долгосрочного контракта, который теперь обеспечивает «предсказуемость поставок и транзита».

По оценкам Еврокомиссии, украинский транзит дает Киеву до 3 млрд евро в год, и в случае его радикального сокращения, ЕС придется с высокой вероятностью придется наращивать свою финансовую помощь этой стране.

Газовый спор

В 2009 году «Газпром» и «Нафтогаз» подписали два газовых контракта. Один касался поставок российского газа для нужд Украины, а второй — транзита российского газа в Европу через украинскую территорию. Оба договора рассчитаны до 31 декабря 2019 года.

Однако с 2012 года «Нафтогаз» перестал полностью выбирать законтрактованный объем, а с ноября 2015 года Киев вообще не закупал российский газ, заменив его реверсным газом из Европы.

В 2014 году компании начали судебные разбирательства по обоим контрактам в Стокгольмском арбитраже.

В декабре 2017 года суд подтвердил долг «Нафтогаза» перед «Газпромом» за поставки газа в 2013-2014 годах в размере $2 млрд. Арбитраж также признал обязательность условия «бери или плати», однако снизил обязательный годовой объем закупок у «Газпрома» с 52 млрд до 5 млрд кубометров до истечения срока контракта в конце 2019 года.

«Нафтогаз» в свою очередь требовал от «Газпрома» около $17 млрд за недопоставку согласованных объемов по транзиту, пересмотра тарифов и условий транзита российского газа через Украину.

В феврале 2018 года Стокгольмский суд вынес решение: доплатить «Нафтогазу» около $4,7 млрд.

Таким образом, с учетом удовлетворенных встречных требований «Газпром» оказался должен заплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд.

«Газпром» не согласился с решением арбитража и заявил о намерении расторгнуть газовые контракты с украинской госкомпанией через суд.

По словам Миллера, Стокгольмский арбитраж, руководствуясь двойными стандартами, принял асимметричные решения по контрактам на поставку и транзит газа с «Нафтогазом».

Таким образом, решение суда существенно нарушило баланс интересов сторон по этим соглашениям, подчеркивал Миллер.

В результате в марте 2018 года «Газпром» вернул уже внесенную «Нафтогазом» предоплату за возобновление поставок газа и направил украинской компании уведомление о начале процедуры расторжения контрактов. Миллер тогда сообщил, что процесс может занять 1,5-2 года.

В новость были внесены изменения (17:57 мск) — добавлена информация по тексту.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/6724111

Сколько осталось Европе до «газовой ломки» | Николай Стариков

Договор по газу с европой

ИСТОЧНИК: matveychev_oleg

В середине января в Москве прошли переговоры заместителя еврокомиссара по энергетике Мароша Шефчовича с главой «Газпрома» Алексеем Миллером и министром энергетики России Александром Новаком. По итогам переговоров г-н Шефчович выразил недоумение по поводу трёх обстоятельств.

Первое — «Газпром» не собирается строить «Южный поток». Второе — газ в Европу в будущем будет поставляться транзитом через Турцию. Третье — Россия не собирается обсуждать условия поставки газа на Украину.

Все три обстоятельства, по словам самого г-на Шефчовича, стали для него полной неожиданностью. При этом об отказе России от «Южного потока» и строительстве «Турецкого потока» было объявлено ещё в декабре прошлого года в Анкаре на совместной пресс-конференции президентов России и Турции.

Можно сколь угодно иронизировать по поводу «южно-турецкого» неведения г-на Шефчовича. Кстати, большинство комментаторов именно так и сделали. Хотя его попытка обсудить с российскими партнёрами новые условия поставок газа на Украину достойна гораздо большего внимания. И подтверждение этому не замедлило себя ждать.

На прошлой неделе премьер-министр России Дмитрий Медведев вызвал к себе Алексея Миллера и Александра Новака. Подробно расспросил их о встрече с г-ном Шефчовичем, газовых долгах Украины и сроках их погашения. Встреча почти полностью транслировалась в прямом эфире.

В кабинете у премьера глава «Газпрома» ещё раз повторил, что у Европы осталось всего несколько лет, чтобы построить собственную транспортную инфраструктуру до границы Греции с Турцией, где она должна будет соединиться с российско-турецкой трубой. Если Европа не сделает этого, то газ пойдёт на другие рынки.

А министр энергетики России в присутствии премьера повторно заявил, что 1 апреля заканчивается прошлогоднее соглашение о скидке в 100 долларов на газ для Украины, и никаких новых обсуждений и соглашений не будет. Есть действующий контракт, его никто не отменял.

Если сопоставить эти заявления, двукратный их повтор и режим прямой трансляции, становится очевидным: Россия предъявила Европе жёсткий ультиматум, обозначила его последствия и установила сроки. В чём этот ультиматум заключается?

История длинная. Но как у всякой длинной истории, у неё есть одно преимущество. Она позволяет оценить украинские события не в абстрактных и сиюминутных понятиях борьбы за свободу и демократию, а вполне себе в системных категориях долгосрочных убытков и прибылей.

Связь последних украинских событий (Майдан, переворот, гражданская война) с поставками российского газа в Европу и газовым контрактом, который Юлия Тимошенко заключила в 2009 году, на первый взгляд кажется надуманной. Точно так же надуманным и необъяснимым нам кажется любое событие, механизм которого от нас скрыт.

Также в 2009 году вступил в действие «третий энергопакет» ЕС. Суть документа — в создании унифицированных правил функционирования системы газоснабжения внутри ЕС. Все сделки о покупке газа должны заключаться по системе «вход–выход» на границе Европы. Иными словами, создаётся некий единый виртуальный покупатель газа, способный диктовать свои условия продавцу.

В документе зафиксированы и другие параметры, но все они в целом работают на общую идею не допустить поставщиков газа к внутренней инфраструктуре и розничному рынку ЕС, где цены порой в три с лишним раза превышают цену на «входе».

Причиной «третьего энергопакета» ЕС декларировала необходимость расширения конкуренции и снижения издержек за счёт свободного перетекания газа внутри Европы. Декларация эта никого не могла обмануть. Принимался новый документ исключительно против «Газпрома», который жёстко связан с Европой трубой.

Поставщики сжиженного газа в случае выдвижения Европой неприемлемых условий в любой момент могли переориентировать свои поставки. Собственно, это и произошло после принятия «энергопакета». Основные потоки СПГ «ушли» на рынки Азии. «Газпром» с его удалёнными от портов месторождениями и запертыми в трубе поставками проделать этот номер не мог.

Результатом принятия «третьего энергопакета» стало вовсе не снижение европейских цен на газ, а их рост. С 2009 по 2013 год цена на газ внутри ЕС выросла в среднем на 29–30%. При этом средняя стоимость российского газа снизилась с 410 долларов за тыс. куб. м в 2008 году до 385 долларов в 2013 году. А объёмы поставок выросли.

Парадокс роста внутренней цены при её снижении на «входе» легко объясняется, если знать структуру этого роста. Основной рост произошёл за счёт удорожания транспортировки газа именно внутри ЕС и составил около 16%, а также за счёт роста внутренних налогов на 13%.

Собственно энергетическая составляющая в конечной цене на газ выросла не более чем на 2% и то за счёт СПГ. При этом значительный рост цен на СПГ был компенсирован скидками, которых ЕС добивался от «Газпрома», используя отсутствие у последнего пространства для манёвра. И это несмотря на долгосрочные контракты, привязанные к цене на нефть, которая с 2008 по 2011 год выросла в 4 раза.

По факту «третий энергопакет» окончательно закрывал для «Газпрома» доступ на внутренний европейский рынок. А помимо этого обязывал российский концерн продавать 50% своего газа ещё до «входа» в ЕС прямо внутри трубы. Согласно принятым документам, в трубе обязательно должно быть не менее двух поставщиков.

А теперь включаем хронометраж. Перезаключение «Газпромом» долгосрочных контрактов с европейскими покупателями произошло в 2004 году, а на следующий год начинается обсуждение «третьего энергопакета». Пик этого обсуждения приходится на 2008–2009 год, и именно в это время разгорается вторая украино-российская газовая война.

Киев, не оплатив поставки российского газа, начинает несанкционированно отбирать топливо из транзитных объёмов, а Россия в ответ перекрывает вентиль.

В ситуацию вынужден был экстренно вмешаться ЕС, при посредничестве которого Юлия Тимошенко и подписала газовый контракт практически полностью на российских условиях.

А спустя полгода в спокойной обстановке был принят «третий энергопакет», и началось планомерное отжимание «Газпрома» по всем позициям.

Под предлогом несоответствия «третьему энергопакету» был заблокирован «Южный поток», хотя контракт на строительство заключался ещё до принятия документа на уровне правительств. Собственно, во избежание впредь подобной «самодеятельности» со стороны отдельных стран «третий энергопакет» и появился на свет.

Следует обратить внимание, что заблокирован «Южный поток» был сразу после старта украинских событий.

В сложившейся конструкции Украина сохраняла за собой статус крупнейшего транзитёра российского газа и превращалась в своеобразный газовый коллектор Европы.

При переходе в рамках «третьего энергопакета» на новые контракты «Газпромом» обязан был либо вполовину сократить поставки газа в ЕС, либо продавать половину объёма Украине на российской границе.

Если упрощать ситуацию, то украинский переворот и формирование в Киеве русофобского правительства в конечном итоге должна была оплатить Россия из своего собственного кармана. Именно поэтому США изначально так стремились выкупить «Нафтогаз Украины». А сын вице-президента США Джо Байдена даже вошёл в состав правления украинского газового монополиста.

Всё сломал визит Владимира Путина в Анкару и его договорённость с Реджепом Эрдоганом о строительстве «Турецкого потока». Теперь роль европейского коллектора перешла к Турции, а в соответствии с правилами «третьего энергопакета» для выполнения контракта «Газпрому» достаточно доставить газ на границу ЕС. Дальше не его зона ответственности.

Удар был очень точным и расчётливым. Турция — единственный коммуникационный коридор, через который можно организовать альтернативный российскому газовый путь. Например, исключительно на транзитном расположении Турции базировался так называемый проект газопровода «Набукко» по поставкам среднеазиатского и ближневосточного газа в ЕС в обход России. Теперь Россию не обойти.

Единственный вопрос, который остался без публичного ответа, это срок российского ультиматума Европе. Алексей Миллер этот срок не назвал, заявив всего лишь о том, что у Европы осталось мало времени, всего несколько лет. Оно и понятно: условия контрактов и их сроки носят конфиденциальный характер.

Мы никаких подписок не давали, поэтому рискнём вычислить этот срок. Большинство европейских контрактов «Газпрома», как уже отмечалось выше, были заключены в 2004 году.

Ранее, в 80-е годы, контракты заключались на 30 лет. Срок последних контрактов был сокращён до 15 лет. Получается, что в 2019 году наступает время «Ч».

Время перезаключения контрактов на условиях «третьего энергопакета». То есть осталось всего 4 года.

Четыре года являются политической рамкой, которая ограничивает сроки принятия Европой решения. Выбор очень тяжёлый. Вернее, выбора нет. Отказ от российского газа для Европы равнозначен самоубийству. Переход на СПГ, который в 1,5–2 раза дороже, моментально сделает неконкурентоспособной всю европейскую промышленность.

Европа нуждается в российском газе. Выбор только в способах и путях его поставки. Либо договориться с Россией на понятных и прозрачных условиях, либо задавить Россию и на своих условиях получить доступ к месторождениям. А за спиной у ЕС стоит дирижёр, которого устраивает только второй сценарий.

На самом деле времени у Европы ещё меньше, решение принять недостаточно, необходимо ещё и трубу протянуть к турецкой границе. В противном случае придётся «сдавать» Украину. Не хочется выступать в роли Кассандры, но за эти 4 года может произойти что угодно. Вплоть до покушения на высших политических лиц, как в России, так и в Турции.

Кстати, любопытный нюанс: российско-украинский контракт 2009 года был заключён Юлией Тимошенко и Владимиром Путиным на нестандартный срок в 10 лет. А заканчивается он, как и основная масса европейских контрактов «Газпрома», всё в том же 2019 году. Интересно, это случайность или закономерность?

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Источник: https://nstarikov.ru/club/48529?print=print

Блеф

Договор по газу с европой

Постоянные заявления представителей «Нафтогаза» о срыве подписания договора с Россией на транзит пугают и могут свидетельствовать о том, что украинцы намеренно хотят саботировать процесс заключения нового договора. Для чего это делается — разбирался ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности России Игорь Юшков.

Мы уже привыкли, что Украина — генератор тревожных новостей в области газового транзита. Однако сейчас можно наблюдать просто показательную историю.

Чуть ли не каждый день мы видим заявления представителей «Нафтогаза» или Министерства энергетики Украины о том, что контракта с Россией на транзит газа с 1 января 2020 года точно не будет, что подписание сорвется и т.д. Во всем, конечно же, виноваты Кремль и «Газпром».

Хотя времени для переговоров много — до окончания действия нынешнего контракта еще полгода. А мы помним, что договор на поставку и транзит газа «Газпром» и «Нафтогаз» могут подписывать и в новогоднюю ночь (как в 2008-2009 годах).

Причем и России, и Евросоюзу, да и самой Украине как государству выгодно подписать транзитный договор хотя бы на 2020 год. Для Евросоюза это гарантия надежности газоснабжения: чем больше маршрутов можно использовать для получения газа, тем лучше.

Откуда пойдет реверс?

Для «Газпрома» сохранение украинского газового коридора — залог полного выполнения своих контрактных обязательств. Тут стоит пояснить: в 2018 году через Украину транзитом прошло 86,8 млрд кубометров российского газа. Обходные газопроводы «Северный поток-2» и «Турецкий поток» могут прокачать суммарно 86,5 млрд кубометров, то есть фактически полностью заменить украинский маршрут.

Но к 1 января 2020 года европейцы на своей территории не успеют достроить сухопутное продолжение «Северного потока-2». Поэтому загрузить его можно будет примерно на 50%.

К тому же такое ограничение накладывают на газопровод принятые в ЕС поправки к газовой директиве.

А получить исключение из Третьего энергопакета (по этим правилам один поставщик может использовать только 50% мощности газопровода) «Газпром» сможет явно не с 1 января следующего года.

«Турецкий поток» также пока не сможет работать на полную мощность: первая нитка построена для газоснабжения Турции, и она уже полностью готова к эксплуатации.

А вторая, мощностью 15,75 млрд кубометров, выведена на турецкий берег. Газ из нее может поставляться в Болгарию реверсом по существующему газопроводу, который окажется пустым после запуска первой нитки «Турецкого потока».

Но участок Болгария — Сербия (далее Венгрия, Австрия) еще не построен.

Москва озвучила сроки запуска «Турецкого потока» >>

Украине также необходим транзит российского газа. Во-первых, «Газпром» платит за него большие деньги.

Во-вторых, нынешняя модель газоснабжения украинских потребителей существует только при наличии транзита, ведь тот самый реверсный европейский газ, который импортируется «как бы из Европы», в реальности является российским газом, проходящим с востока на запад.

Нет транзита — нет реверса. В случае остановки транзита придется физически искать какой-то другой газ и качать его украинским потребителям, что в еще большей степени повысит его стоимость.

Наконец, без статуса страны-транзитера Украина потеряет львиную долю своего геополитического и геоэкономического значения.

Украинцам это не выгодно, а американцам — очень даже

Регулярность заявлений представителей «Нафтогаза» о срыве подписания договора с Россией на транзит пугает и может свидетельствовать о том, что украинцы намеренно хотят саботировать процесс заключения нового договора. Объяснить это можно и внешними и внутренними факторами.

Нынешнее руководство «Нафтогаза» и Минэнерго является представителями политической команды Петра Порошенко, который, в свою очередь, ориентируется на политические элиты США.

Вашингтону же крайне важно сорвать стабильные поставки российского газа в Европу. США призывают ЕС отказаться от строительства «Северного потока-2», готовят санкции против этого проекта.

Но такие ограничения приведут к ухудшению отношений США и ЕС, поэтому Вашингтон хочет сделать все чужими руками.

В Европе, особенно в январе-марте 2020 года, может возникнуть дефицит газа из-за недопоставок из России. Цены на метан вырастут, и поставщикам американского СПГ будет выгодно поставлять его партии в Европу, как и в Азию (уже сейчас в Азии платят за сжиженный газ дороже).

Да, при таком сценарии пострадает и сама Украина. Но с точки зрения руководства «Нафтогаза» и команды Порошенко, это даже хорошо. Ведь все можно будет свалить на Зеленского: мол, при прежнем президенте газоснабжение не останавливалось, а «юморист все развалил».

Чрезвычайная ситуация на Украине: газа осталось на десять дней >>

Кроме того, по опустевшим газопроводам можно будет качать американский газ с поставкой через польский регазификационный терминал. Не зря же министр энергетики США Рик Перри — постоянный гость на Украине, даже американскую делегацию на инаугурации возглавлял.

Как будет выкручиваться «Газпром»

В подобных условиях «Газпром» надеется на лучшее, но готовится к худшему. То есть он ожидает, пока пройдут парламентские выборы на Украине, сформируется новое правительство, подконтрольное Зеленскому, и он сменит руководство «Нафтогаза». В этом случае есть шанс, что придут более рациональные люди, с которыми можно будет договариваться.

Но параллельно «Газпром» закачивает газ в подземные хранилища (ПХГ) в Европе. Главное для российского концерна — продержаться в зимний период.

Тем смешнее видятся заявления руководителя газового дивизиона «Нафтогаза» Андрея Фаворова, сообщившего, что в первом квартале 2020 года транзита российского газа не будет, а со второго квартала он продолжится. Во втором квартале транзит может и не понадобиться, он нужен именно в конце зимы!

В случае отсутствия транзита через Украину с 1 января «Газпром», весьма вероятно, будет поставлять потребителям только объемы, прописанные в контрактах (важно не нарушить договоры), отправляя сырье по имеющимся альтернативным газопроводам. Болгарию, Румынию и Молдову можно снабжать по «Трансбалканскому газопроводу» в реверсном режиме. Дополнительные объемы будут извлекаться из ПХГ.

Вместо России: Украина хочет стать главным экспортером газа в ЕС >>

Кроме того, «Газпром» может поставлять часть газа европейцам в виде СПГ. У концерна есть контракт на закупку примерно 3 миллионов тонн с завода «Ямал СПГ». Да и остальные объемы СПГ с «Ямала» все равно в зимний период пойдут в Европу. А мощность завода к концу 2019 года достигнет примерно 20 миллионов тонн (за первое полугодие завод произвел 9 миллионов тонн).

Интересно, что если раньше теплая зима в Европе была невыгодна «Газпрому», то в следующем году она может оказаться весьма кстати.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://ee.sputniknews.ru/columnists/20190705/17053790/Blef-Naftogaza-zachem-Ukraina-pugaet-Evropu-ostanovkoy-tranzita.html

Адвокат Еремин
Добавить комментарий