Не уведомление должника об уступке права требования

Уведомление должника об уступке

Не уведомление должника об уступке права требования

В данном случае составление дополнительных документов не нужно. Достаточно факта уведомления от бывшего кредитора.

По общему правилу при уступке права (требования) согласия должника не требуется. Кроме права на получение уведомления о переходе прав, какие-либо документы между должником и первоначальным кредитором составлять не нужно, начиная от акта сверки, заканчивая копией договора.

Сам акт сверки, как таковой, законодательством не предусмотрен. Суды этот документ воспринимают как доказательство признания долга только в том случае, если он подписан уполномоченными на это лицами (то есть исключительно руководителями организаций). Если он подписан только бухгалтерами, то каких-либо правовых последствий он не несет (см. Постановление 4 ААС от 25.08.2014 № А19-17518/2013).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация. Что нужно проверить должнику, если кредитор уступил третьему лицу право (требование)

Надлежащее исполнение обязательства должником

Основная опасность цессии для должника заключается в том, что он рискует исполнить обязательство ненадлежащему лицу. Например, может случиться так, что должник перечислит оплату своему прежнему кредитору, после чего новый кредитор (цессионарий) сможет через суд еще раз взыскать с должника такую же сумму.

Чтобы не допустить такого развития событий и защитить права должника, закон устанавливает следующие правила.

Во-первых, должник вправе не исполнять обязательство цессионарию до тех пор, пока не получит доказательства перехода требования к этому лицу. Исключение составляют случаи, когда уведомление о переходе права направил первоначальный кредитор (цедент) (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Внимание! С 1 июля 2014 года изменился порядок уведомления должника о переходе права и об уступке требования

Уведомить должника об уступке права (требования) может как первоначальный кредитор, так и новый кредитор. Должник может не исполнять обязательства цессионарию до того момента, как ему предоставят доказательства перехода к нему права. Исключение составляют случаи, если уведомление о переходе права он получил от цедента (прежнего кредитора).

Иными словами, когда уведомление направляет первоначальный кредитор, то должник не вправе требовать иных доказательств уступки помимо самого уведомления (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, то он считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

В качестве доказательств перехода требования могут выступать:

  • уведомление должника цедентом о состоявшейся уступке права либо предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права, содержащегося в договоре цессии (п. 14 информационного письма № 120, постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. № 14680/13),
  • подлинные документы, которые удостоверяют уступленное право (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 декабря 2009 г. по делу № А43-29046/2008-7-671) или подтверждают наличие, состав и размер задолженности (постановления ФАС Московского округа от 16 июня 2010 г. № КГ-А40/5767-10-Б-1,2 по делу № А40-105435/09-91-817, Второго арбитражного апелляционного суда от 8 июля 2011 г. по делу № А31-2807/2009). К таким документам относятся, например, основной договор, права по которому уступлены, акты приема-передачи товаров, работ, услуг и т. п.

Обоснование

В обоснование своей позиции ВАС РФ указывает, что Гражданский кодекс РФ не содержит требование об обязательности предоставления должнику в качестве доказательства перемены лиц договор цессии. Достаточно уведомить должника об уступке или предоставить ему акт, которым оформлено исполнение обязательства по договору цессии (п. 14 информационного письма № 120).

Однако ФАС Волго-Вятского округа придерживаются иной позиции. По убеждению суда, основанному на материалах конкретных дел, доказательствами перехода права могут служить лишь подлинные правоустанавливающие документы, а не договор цессии и извещение о состоявшейся уступке.

Анализ практики округа показывает, что недобросовестными лицами договор цессии может оформляться, а извещение – направляться неоднократно («Обобщение судебной практики по рассмотрению споров, вытекающих из заключения, неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров уступки права требования (цессии), признания договоров незаключенными и ничтожными» ФАС Волго-Вятского округа).

Должник может и не требовать предоставления доказательств. Ведь это его право, а не обязанность. Однако в этом случае он несет риск последствий исполнения обязательства ненадлежащему лицу (ст. 312 ГК РФ).

Во-вторых, должник имеет право на то, чтобы цедент и (или) цессионарий уведомили его о состоявшемся переходе права.* Если такое уведомление не будет сделано, то цессионарий несет вызванный этим риск неблагоприятных последствий, а исполнение должника цеденту будет считаться надлежащим (постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2015 г.

№ Ф05-1884/2015 по делу № А40-66574/2013). Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Это значит, что в описанном выше гипотетическом примере новый кредитор не сможет взыскать с должника сумму, которую тот уже уплатил прежнему кредитору».

19.10.2016

С уважением, Арсен Магамаев,

эксперт Системы Юрист

Ответ утвержден Еленой Ефимовой,

ведущим экспертом Системы Юрист

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/184865-qqqm10y16-uvedomlenie-doljnika-ob-ustupke

Пресса о ВАС РФ

Не уведомление должника об уступке права требования

При наличии действующего договора факторинга и направленного должнику уведомления о состоявшейся уступке прав денежного требования должник не вправе рассчитываться с первоначальным кредитором (постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 17500/10).

При уступке права (цессии) правоотношения возникают между тремя сторонами — первоначальным кредитором, новым кредитором и должником. При этом обязанность должника рассчитаться с новым кредитором вытекает не из соглашения между первоначальным кредитором и новым, а из факта получения должником уведомления о состоявшейся уступке права требования.

Такое уведомление не является условием действительности самой цессии, но из-за его отсутствия должник может продолжать перечислять долг первоначальному кредитору и в случае претензий нового будет иметь полное право ссылаться на неосведомленность об уступке.

Поэтому новому кредитору нужно позаботиться о том, чтобы факт надлежащего уведомления был бесспорным.

В пункте 3 ст. 382 Гражданского кодекса сказано, что, если должник не был письменно уведомлен о переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск связанных с этим неблагоприятных последствий. В такой ситуации исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Президиум ВАС РФ отмечает, что возложение на нового кредитора риска последствий ненаправления должнику письменного уведомления не означает освобождения прежнего кредитора от обязанности передать новому неосновательно полученное.

Новый кредитор несет риск неполучения этих средств от прежнего кредитора, например, из-за неплатежеспособности последнего (п. 10 информационного письма от 11.01.

2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»).

Уступка права может быть совершена в рамках договора факторинга — договора финансирования под уступку денежного требования (глава 43 ГК РФ).

В пункте 1 ст. 830 ГК РФ закреплено, что должник производит платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определены подлежащее исполнению денежное требование и финансовый агент, которому производится платеж.

В названной статье не оговорены ни срок направления уведомления, ни его конкретное содержание. Вместе с тем в п. 1 ст. 385 и п. 2 ст.

830 ГК РФ говорится о правах должника в случае, когда полученной информации ему недостаточно: должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода права требования к этому лицу.

По просьбе должника финансовый агент в разумный срок обязан представить должнику доказательство, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно произошла. В противном случае должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед последним.

Таким образом, согласно ГК РФ одна из сторон сделки факторинга обязана письменно уведомить должника об уступке денежного требования, а должник, проявив добросовестность, вправе уточнить информацию об этой сделке у нового кредитора.

Поскольку законодательно не закреплено, каким должно быть содержание уведомления, какой информации может быть достаточно для того, чтобы должник без сомнений начал исполнять обязательства в пользу нового кредитора, вопрос остается спорным, а судебная практика разнообразной.

Проблемы у добросовестного должника могут возникнуть тогда, когда уведомление о пере­уступке права требования все же имелось, но не было понятно, с какого времени исполнять обязательства в пользу нового кредитора.

Может случиться так, что, исполнив обязательства прежнему кредитору в силу неясности условий и подробностей договора между прежним и новым кредиторами, должник в качестве ответчика предстанет перед судом из-за неисполнения обязательства новому кредитору, а прежний кредитор, получив деньги, которые в силу пере­уступки не должен был получать, по каким-либо причинам не вернет их новому кредитору (например, обанкротится).

Чтобы не оказаться в подобной ситуации и не стать жертвой недобросовестности кредитора, каждый должник обязан выяснить, кто же является надлежащим кредитором.

Если прежний кредитор письменно намекнул, что в результате пере­уступки прав сменится кредитор, то, перед тем как исполнить обязательства, нужно уточнить все обстоятельства и потребовать документальные доказательства возникновения переуступки прав.

Об этом свидетельствует решение Президиума ВАС РФ по рассмотренному недавно делу, из которого следует, что уведомление без указания срока перехода прав к новому кредитору считается надлежащим.

Фабула

Общество заключило с банком договор об общих условиях финансирования под уступку денежного требования, по которому оно уступало банку денежные требования, вытекающие из предоставления обществом товаров, выполнения им работ или оказания услуг его дебиторам, а банк перечислял обществу денежные средства в счет уступленных требований.

С одним из партнеров общество заключило договор поставки (дистрибьюторское соглашение), а права требования по обязательствам, вытекающим из него, на основании допсоглашения к ранее заключенному договору факторинга передало банку. Но по условиям дополнительного соглашения право требования к новому кредитору — банку переходило с момента подписания заявок общества на финансирование.

Общество направило дистрибьютору письменное уведомление, что оплачивать отгрузки в будущем придется новому кредитору — банку, поскольку между ним и банком заключен договор факторинга.

В письмах содержалась ссылка на главу 43 ГК РФ, указывались реквизиты банка, а также реквизиты отгрузочных документов, обосновывавших денежные требования общества.

Были направлены приложения к договору факторинга с указанием основания возникновения у банка права требования — дополнительное соглашение к договору.

Однако момент, с которого это право требования переходило к банку, не назывался.

Компания посчитала, что эти письма не являются уведомлением об уступке денежного требования в рамках ст. 830 ГК РФ, и спустя несколько месяцев на основе дополнительных соглашений с обществом обязательства компании по оплате поставок были прекращены зачетом встречных однородных требований. Банк об этих соглашениях не уведомили. В отношении общества была возбуждена про­цедура банкротства.

Остается только догадываться, почему общество приняло исполнение обязательств от дистрибьютора. Очевидно, недобросовестное поведение прежнего кредитора неблагоприятно отразилось и на положении должника, и на положении нового кредитора.

В результате банк не получил от компании денег и направил в суд требование о взыскании с дистрибьютора задолженности по договору поставки между ним и обществом, которое к тому времени обанкротилось.

Исковые требования

В иске содержалось требование взыскать с компании задолженность по оплате банку произведенных обществом поставок продукции. В обоснование требования банк ссылался на условия договора факторинга, которые с его стороны были исполнены (финансирование поставок произведено), и письма, уведомлявшие компанию о данном соглашении.

Ответчик просил суд отказать в иске, поскольку спорные права требования были прекращены взаимозачетом и права требования к банку перейти не могли, договор факторинга с дополнительными соглашениями является незаключенным, а полученные компанией письма уведомлением об уступке не признаются.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил исходя из того, что факт перехода прав требования задолженности к банку по поставкам был подтвержден, равно как и произведенное банком финансирование. Надлежащих доказательств оплаты задолженности ответчик не представил.

Доводы компании о проведении зачета взаимных однородных требований суд признал несостоятельными, поскольку акты взаимозачета были составлены в отношении поставок, права требования по которым были переданы банку по договору факторинга и дополнительным соглашениям к нему.

Суд апелляционной инстанции данное решение отменил, и судьи в кассации это одобрили. Они пришли к выводу, что представленные банком уведомления поставщика не доказывают факт извещения компании о состоявшейся уступке права требования.

Кроме того, суды отметили, что указанные уведомления были подписаны и переданы поставщиком ответчику еще до принятия заявок банком, то есть до совершения уступок прав требования. Таким образом, взаимозачет был произведен правомерно.

Позиция ВАС РФ

Судебная коллегия ВАС РФ посчитала, что суды апелляционной и кассационной инстанций ошиблись в своих выводах, и передала дело для пересмотра в Президиум ВАС РФ.

В определении о передаче дела отмечалось, что действия по взаимозачету между компанией и обществом следует рассматривать как противоречащие принципам добросовестности участников гражданского оборота, поскольку сделки по зачету были совершены при наличии действующего и исполненного банком договора факторинга и уведомления о состоявшейся уступке прав денежного требования.

Компания, отстаивая свою позицию в Президиуме ВАС РФ, ссылалась на то, что суть дела предельно ясна и сводится к тому, являются ли полученные письма уведомлениями, о которых идет речь в ст. 830 ГК РФ. По ее мнению, нет, ведь в них говорится только о намерении общества совершить уступку права требования, а не о факте ее совершения.

Подтверждает это то, что на протяжении нескольких месяцев после получения писем производились поставки, но банк в качестве нового кредитора себя не проявил — требований от него компания не получала. Поэтому она сочла, что кредитором по-прежнему остается общество. Таким образом, письма общества — не уведомление в рамках ст.

830 ГК РФ, а лишь предложение поставщика дистрибьютору направлять оплату за поставки банку.

Банк в свою очередь настаивал, что уведомление является надлежащим информированием должника о состоявшейся уступке права требования, поскольку соответствует требованиям ст. 830 ГК РФ.

В нем указано, что предметом уступки признаются денежные требования по обязательствам компании перед обществом по дистрибьюторскому договору, а также указан финансовый агент — банк. Статья 830 ГК РФ не требует отражать в этом документе иные данные.

В ней также ничего не сказано о сроке направления документа (предварительном, до момента перехода права требования или последующем) .

Нет никаких правовых оснований связывать действительность договора факторинга с моментом уведомления должника. Согласие должника на уступку права требования не нужно. По условиям договора моментом перехода права требования считается подписание банком заявок общества на финансирование поставок. Компания же, получив письма, не выяснила, является ли общество действительным кредитором.

Доводы банка убедили Президиум ВАС РФ. Решения судов апелляционной и кассационной инстанций были отменены, а решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Евгений ПРОКАЗИН

Экономика и жизнь, 08.07.2011

Источник: http://www.arbitr.ru/press-centr/smi/37332.html

Новая цессия. Уведомление должника, требование в будущем и частичная уступка

Не уведомление должника об уступке права требования

Конец 2013 г. по традиции ознаменовался принятием большого количества новых нормативных актов, среди которых и Федеральный закон от 21.12.

2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую ГК РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ» (далее — Закон № ­367-ФЗ).

Этот закон, который вступит в силу с 1 июля, в основном посвящен залогу, однако содержит и поправки, касающиеся перемены лиц в обязательствах.

Изменения, вносимые в Гражданский кодекс РФ в части порядка перехода прав кредитора к другому лицу, довольно значительны (см. «ЭЖ», 2014, № 03, с. ­14—15). В то же время их нельзя назвать революционными. Большинство поправок, по сути, закрепляет на законодательном уровне уже сформированные арбитражной практикой позиции, в том числе высказанные ранее Президиумом ВАС РФ.

Внесенные Законом № ­367-ФЗ поправки в главу 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» представляют собой очередной этап реформы гражданского законодательства. Значительные изменения в ГК РФ, как внесенные еще в 2013 г. Федеральным законом от 07.05.

2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», так и предусмотренные новым Законом № 367-ФЗ, направлены на укрепление стабильности гражданских правоотношений и сведение к минимуму возможности признания заключенной сторонами сделки недействительной по формальным или несущественным основаниям.

В основном договоре стороны могут установить специальные запреты на уступку права

Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

По общему правилу, которое сохранится и после вступления Закона № 367-ФЗ в силу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Помимо этого, действующей редакцией ст. 388 ГК РФ установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Таким образом, основываясь на приведенных диспозитивных нормах, в настоящее время в первоначальном договоре между кредитором и должником стороны могут установить:

■ во-первых, запрет на передачу своих прав и обязанностей по договору третьим лицам;

■ во-вторых, необходимость обязательного получения согласия должника для передачи кредитором прав по договору.

Если в договоре имеется такой запрет или ограничение, то соглашение об уступке кредитором (цедентом) права требования, возникшего на основании этого договора, другому лицу (цессионарию), заключенное в нарушение установленных договором положений, будет признано судом недействительным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2013 по делу № А56-77056/2012).

Оспорить цессию, произведенную в нарушение договорных запретов, станет сложно

После 1 июля договор между кредитором и должником по-прежнему сможет включать в себя условие о запрете уступки кредитором права требования или об обязательности получения на такую уступку соглашения должника. Но вот признать соглашение об уступке права требования, заключенное в нарушение данных условий первоначального договора, будет довольно сложно.

Так, если договором предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете. То есть лишь в случае, когда цессионарий является недобросовестным.

При этом предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не будет препятствовать продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п. 2 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Отметим, что уступка права требования довольно распространена не только в предпринимательской деятельности. Такое соглашение часто заключается и обычными гражданами или в рамках обязательств, субъектами которых они являются.

Самые часто встречающиеся варианты — уступка права требования по договору об участии в долевом строи­тельстве или уступка кредитной организацией права требования по договору займа (кредита).

Новые правила будут разграничивать последствия заключения соглашения об уступке права требования по обязательствам, возникшим из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, и из договоров, стороны которых не преследуют цели извлечения прибыли.

Если стороной договора является физическое лицо, первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, когда уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах (п. 4 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Для субъектов предпринимательской деятельности устанавливаются особые правила, в соответствии с которыми соглашение об уступке права требования, совершенное без согласия должника или в нарушение запрета, установленного первоначальным договором, не может быть признано недействительным.

В силу п. 3 ст. 388 ГК РФ (в ред. Закона № 367-ФЗ) соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для растор­жения договора, из которого возникло это требование.

Таким образом, если соглашение об уступке права требования будет заключено в нарушение установленного договором положения, этот факт не сможет служить основанием для признания договора цессии недействительным. Отметим, что это справедливо только в отношении уступки права требования денежного обязательства.

Пункт 1 ст. 388 ГК РФ Законом № 367-ФЗ также скорректирован. Если сейчас уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, то в новой редакции уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) будет допускаться, только если она не противоречит закону.

Иными словами, если соглашение об уступке права (требования) по денежному обязательству заключено между цедентом и цессионарием в нарушение договора между кредитором и должником (субъектами предпринимательской деятельности), этот факт не будет влиять на действительность соглашения о цессии.

Получается, что ограничивать право на уступку прав по договору, заключенному между предпринимателями, будет бессмысленно? Это не совсем так.

Новыми правилами установлено, что при заключении соглашения об уступке по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в нарушение ограничения или запрета, установленного договором, кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение ­соглашения.

Таким образом, договором между кредитором и должником можно установить ответственность за нарушение правила, и чем выше будет объем ответственности, тем менее выгодным для кредитора станет заключение соглашения об уступке права требования.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Уступка будущих требований станет реальной только для предпринимателей

Формулировка статей главы 24 ГК РФ в настоящее время прямо не предусматривает возможность уступки прав, которые возникнут в будущем или из обязательств, которые возникнут в будущем. Поэтому если такая уступка состоялась, она нередко становится предметом судебного спора. Обычно такое соглашение выглядит следующим образом.

Между цедентом и цессионарием заключается соглашение об уступке права (требования), в соответствии с которым цедент уступает цессионарию требование, например, по оплате продукции, которая будет им продана в будущем.

В силу того что правила уступки будущего права в настоящее время не отражены в главе 24 ГК РФ, возникают споры о признании соглашения об уступке права требования недействительным.

На сегодняшний день законодательный пробел в отношении возможности уступки будущего права восполняет правовая позиция Президиума ВАС РФ по данному вопросу.

Судьи пришли к выводу, что соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.

2007 № 120 «Обзор практики применения арбит­ражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — информационное письмо № 120).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/236814/

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Не уведомление должника об уступке права требования

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: https://www.garant.ru/news/1156574/

Уступка права требования: спасение или проблема

Не уведомление должника об уступке права требования

Как должен быть уведомлен должник о том, что кредитор изменился?

По общему правилу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника (ст. 353 Гражданского кодекса Республики Беларусь; далее – ГК), так как личность кредитора не может влиять на исполнение обязательства должником.

Поэтому должник считается более уязвимым при переходе права требования к иному лицу: ведь может сложиться ситуация, когда должник исполняет свое обязательство старому кредитору, после того как договор уступки права требования уже заключен и новый кредитор претендует на определенную сумму денег.

Для должника один из наиболее надежных вариантов защитить свои интересы – включить в договор ограничения на уступку прав требования кредитором. Однако чаще всего никаких ограничений на уступку в договорах нет.

Гражданское законодательство говорит о том, что, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. В таком случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (п. 2 ст. 353 ГК).

Таким образом, самый главный инструмент защиты должника – это уведомление |*| об уступке права требования. Оно предусмотрено для того, чтобы при уступке прав требования должник не продолжал платить первоначальному кредитору, т.е.

неправомочному лицу. В этом случае должник должен быть защищен. Возможен вариант включения в основной договор условия о том, что договор уступки права требования должен заключаться между 3 лицами: первоначальным кредитором, новым кредитором и должником.

* Форма уведомления доступна для всех читателей GB.BY

Лучше, чтобы уведомление об уступке направил первоначальный кредитор

Рекомендация по применению положений п. 2 ст. 353 ГК спасает лишь ситуацию, когда должник заплатил первоначальному кредитору, а он уже уступил требование новому кредитору. Но на практике встречаются и более сложные ситуации.

Например, должник получает уведомление о произошедшей сделке по уступке права требования.

Однако по каким-то причинам требование не перешло к новому кредитору: сделка была признана недействительной и новый кредитор не получил правомочий кредитора. Должник в это время платит новому кредитору. Возникает вопрос: виноват ли он, не признают ли его виновным в неисполнении обязательства по оплате?

В данной ситуации норма п. 2 ст. 353 ГК прямой защиты должнику не гарантирует.

Положения названного пункта действуют только для случаев, когда должник не уведомлен об уступке. При этом новый кредитор будет нести риск последствий такого неуведомления.

Имеет ли право кредитор отозвать уведомление об уступке? Что делать должнику, если уступка впоследствии признана недействительной? ГК не содержит ответов на все эти вопросы, и должникам приходится защищать свои интересы самостоятельно.

Включите в договор |*| условие о том, что уведомление должно составляться первоначальным кредитором, а должник должен уведомляться об изменении кредитора заранее, например за 3 дня до того, как новый кредитор станет требовать исполнения обязательства.

Ответственность за достоверность сведений, указанных в уведомлении, может быть также возложена на первоначального кредитора.

В этом случае защита интересов должника и даже нового кредитора будет более высокой: они всегда смогут сослаться на уведомление от первоначального кредитора.

* Форма договора доступна для всех читателей GB.BY

А вот в обратной ситуации новый кредитор должен доказать, что к нему перешло право требования.

Как это сделать? Новый кредитор может предъявить должнику документ, на котором будут просто подписи и условия сделки о переходе права. Однако здесь также есть определенные риски.

Например, право могло быть продано дважды или документы могут быть поддельными. В таком случае вопрос доказывания становится очень сложным.

К сожалению, существующая судебная практика ответа на него нам не дает.

Как видим, при уступке права требования интересы должника не всегда должным образом защищены.

В связи с этим рекомендуем закреплять обязательства на случай возникновения подобных спорных моментов непосредственно в договоре сторон.

От редакции:

Об уступке права требования смотрите материал Р. Томковича «Долг кредитору может погасить ваш должник» («ГБ», 2014, № 25, с. 77–81).

Источник: https://www.gb.by/izdaniya/glavnyi-bukhgalter/ustupka-prava-trebovaniya-spasenie-ili-p

Адвокат Еремин
Добавить комментарий